Материалы, присланные пользователями
Материалы, присланные пользователями

Установление ограничений



sonya062 Годовалый Луи подбирается к вилке кондиционера, воткнутой в электрическую розетку. Мы наблюдали разные типы реакций родителей. Мать Луи запрещает ему прикасаться к розетке и вилке. И когда мальчик снова повторяет свою попытку, она берет его на руки, мягко, но твердо объясняя, что она не разрешает ему дотрагиваться до вилки, поскольку это опасно. Ребенок сердится и начинает плакать. Мать успокаивает его, повторяя свой запрет и находя понятные ребенку слова о том, что она понимает, как трудно не делать того, что хочется.

Другая мать, увидев подобное поведение ребенка, кричит ему через всю комнату, чтобы он отошел подальше от розетки, иначе она ему задаст. Поскольку он не реагирует на угрозу на расстоянии, мать подходит к нему, сердито отдергивает его руку и в повышенном тоне говорит, что, вероятно, он собирается убить себя. Напуганный, он тянется к ней на руки. Но она игнорирует это и возвращается к своим прежним занятиям.

Родителям нужно понимать, что, запрещая что-либо ребенку, они тем самым ограничивают его стремление к самостоятельности.

Так любимые родители, устанавливая предел разрешенного, возбуждают в своем ребенке чувство враждебности. Это чувство амбивалентно: с одной стороны, оно конфликтно и создает проблемы в развитии самостоятельности; с другой стороны, сам конфликт может быть обращен во благо: ребенок учится конструктивно обращаться с собственной враждебностью, когда можно говорить о развитии у него совести.


Нужно также понимать разницу между установлением пределов разрешенного и наказанием.

Запрет на что-то является помощью ребенку, когда тот еще не знает, чем угрожает ему его активное стремление к познанию окружающего мира. Наказание же есть лишение некой привилегии или причинение боли также в целях защиты ребенка от опасности. Но не только.

Наказание — более жесткий способ напомнить ребенку об установленных границах разрешенного. Но наказывать надо, когда это абсолютно необходимо и когда ребенок предупрежден об этом. Ограничения должны соответствовать возрасту ребенка, его чувствам и конкретной ситуации. Запрет должен быть ясным и понятным, сопровождаться объяснением причин и при этом быть достаточно твердым. Когда это необходимо, ограничения должны навязываться и поддерживаться. Однако диктат ограничений не должен быть постоянным. Если, переоценив, родители сочли их необязательными, их следует отменить. Наказывая ребенка, надо относиться к нему с уважением, объясняя ему, зачем нужно соблюдать правила поведения и не нарушать пределов дозволенного.


Объяснение

Установление ограничений, безусловно, есть посягательство на стремление ребенка к независимости. Стремление к независимости — мощная побуждающая к активности внутренняя сила. Любые барьеры на пути этой силы воспринимаются с враждебностью. И прежде всего чувство неудовольствия, направляемое фрустрацией, вымещается на тех людях, которые устанавливают это ограничение, то есть на эмоционально значимых, на тех, кого ребенок любит. Установление ограничений, таким образом, вызывает чрезмерное неудовольствие и пробуждает враждебность ребенка по отношению к родителям. И все же установление ограничений необходимо, благодаря им у ребенка складываются социально-приемлемые привычки, он начинает ориентироваться в окружающем мире. Необязательно, как мы считаем, заставлять маленьких детей говорить "спасибо" и "пожалуйста". Это придет само собой, если родители достаточно вежливы со своими детьми, между собой, с друзьями, соседями, в магазине и т.д. Ограничения со стороны родителей помогают ребенку усвоить поведение, приемлемое для семьи, в которой он живет.

Конечно, не очень приятно, когда действия, направленные на интересы ребенка, вызывают чувство враждебности вместо благодарности. Плата враждебностью за то, что мы делаем из желания помочь, не может не быть болезненной для нас. "И это благодарность за все, что я делаю для него!" Представьте себе состояние тринадцатилетней девочки, которой назначил свидание восемнадцатилетний юноша, не подозревающий, что ей только тринадцать! Мать запрещает ей уходить, ограничивает ее волю. Девочка в бешенстве убегает к себе в комнату, кричит, что она ненавидит мать, что мать ей не доверяет, и так далее в том же духе. Таких ситуаций избегать трудно. Но забота о благополучии девочки все равно требует соблюдения запрета.

В подобных ситуациях нередко и у родителей возникает ответная реакция гнева. В следующий раз, возможно, родители предпочтут снять ограничения или расширить пределы запретов, не желая сталкиваться с чувством враждебности ребенка, а также не рискуя испытать чувства вины и неуверенности в себе. Никому не хочется признавать себя плохими родителями.

sonya057 К обычным побочным эффектам этого процесса относятся ожесточение, установление ограничений в карательных целях, склонность наказывать ребенка, есть в этом необходимость или нет. Нежелательным последствием описанной выше ситуации и подобных ей является непостоянство выполнения ранее установленных ограничений. Проще говоря, когда родители чувствуют себя неуверенно, они то ужесточают свои требования к ребенку, то предоставляют ему действовать самостоятельно, не считаясь с установленными раннее правилами.

Для ребенка это означает нарушение его представлений о том, что разрешено и за что он не понесет наказание, а что по справедливости должно быть наказуемо. Так в обстановке враждебности растет напряжение в отношениях между родителями и детьми, что может привести к проблемам в развитии независимости и потере чувства собственного достоинства личности.

Установление ограничений примешивает чувство враждебности к испытываемой ребенком по отношению к родителю любви

. Амбивалентность любви — ненависти, то есть внутренний конфликт, возникающий в результате сосуществования (или столкновения) противоположных чувств по отношению к эмоционально значимому человеку, вообще характерна для человеческих взаимоотношений. Чувства враждебности, а иногда и ненависти к тому, кого любишь, могут возникнуть как у ребенка к родителям, так и у родителей к ребенку.


Естественность амбивалентных отношений хотя и чревата потенциальными конфликтами, но в то же время имеет и позитивную сторону, которая состоит в том, что конфликт приводит в действие механизмы уживчивости, приспособления к реакциям как ребенка, так и родителей. Ребенок учится справляться с чувством враждебности; воспринимать моральные установки и требования родителей; у него формируются качества разумной уступчивости перед авторитетными руководителями, а также стремление к самоутверждению.

Таким образом, установление ограничений становится существенным фактором во взаимоотношениях ребенка и родителей. Последствия для обеих сторон имеют жизненно важное значение. Поговорим о том, как следует это делать.

Последовательность действий

Под установлением пределов разрешенного подразумевается требование соблюдать дисциплину и наказание за ее нарушение — совокупность определенных правил, принятых в семье и в той социальной группе, к которой она принадлежит. О требовании соблюдать дисциплину речь идет обычно, когда поведение ребенка входит в противоречие с нормами и представлениями родителей о том, каким оно должно быть. Следовательно, родители руководствуются критерием приемлемости, устанавливая правила поведения для ребенка.

И установление ограничений, и наказание — это стратегия воспитания, находящаяся на службе у дисциплины. Устанавливаемые пределы разрешенного зависят от степени активности ребенка, а также от критериев социальной приемлемости, которыми руководствуются родители. Здесь родители стоят на страже безопасности ребенка, когда адаптивная функция у него еще недостаточно развита и ребенок еще не способен понимать возможные последствия своих действий.

Наказание — стратегия воспитания, предполагающая принуждение к соблюдению правил поведения. Как известно, наказание нередко оправдывается интересами ребенка, однако чаще к нему прибегают в случаях категорического недовольства поведением ребенка, когда родители не могут преодолеть возникшее чувство враждебности по отношению к ребенку. Даже лучшие из родителей иногда срываются и совершают под воздействием этого чувства поступки, о которых им потом приходится сожалеть. Испытывая в процессе роста существенные психологические трудности, дети оказываются в ситуации выбора между своими желаниями (нередко опасными для них самих), исследовательскими инстинктами и требованиями дисциплины, налагаемой жизнью в обществе. Выбор далеко не всегда бывает в пользу дисциплины. Это провоцирует даже лучших из родителей на устанавление ограничений, а временами и на наказание, чтобы дисциплинировать поведение ребенка. Таким образом, установление пределов разрешенного, как и наказание, совершается в интересах ребенка, хотя и причиняет ему боль, но в то же время служит выражением неодобрения его поступков, расплатой за неподчинение.

По нашим наблюдениям, родители часто не различают разницу между установлением пределов разрешенного и наказанием, и это затрудняет их конструктивные действия. Боясь, что ими овладеет чувство гнева, родители могут отказаться от любых ограничений, предоставив ребенку полную самостоятельность. Но если родители ясно осознают, что установление ограничений есть действие в интересах ребенка, поскольку тот не справляется со своими желаниями, то им нечего бояться. Скорее такой страх возникнет перед наказанием под воздействием чувства гнева. Понимание разницы между установлением ограничений, наказанием и страхом утраты контроля над собственным гневом поможет в организации воспитания детей, в планировании родительского поведения.

Вспоминая ощущения из собственного детства, некоторые родители считают установление ограничений посягательством на независимость, автономность личности. Действительно, когда ограничения устанавливаются слишком жестко, грубо и, таким образом, превращаются в наказание, они воспринимаются с непокорной враждебностью. Даже дети из одной семьи по-разному реагируют на ограничения. Свою роль здесь играют врожденные факторы, определяющие и тип реакции, и переживания. Некоторые дети податливы, другие строптивы, с неохотой подчиняются наставлениям. Одни легко принимают запреты и ограничения, другие — настолько тяжело, что родители скорее уступят, чем проявят стойкость. Речь идет, конечно, о детях, поведение которых вписывается в рамки нормального. Больной или трудный ребенок, поведение которого находится на грани нормального, нуждается в специальном подходе [4].

Когда устанавливать ограничения

sonya061Нас часто спрашивают, с какого возраста нужно устанавливать ограничения. Ответ, который мы можем предложить: "Тогда, когда в них впервые возникает нужда".

Пятимесячная Джейн отняла игрушку, которую разглядывал ее ровесник Тэмми. И хотя мы не могли сказать, было ли это желание исследовать все, что попадает в сферу интереса Джейн, или она это сделала намеренно, у всех занимавшихся в нашей группе возникло ощущение, что этого не следует позволять. Мать Джейн немедленно взяла у девочки игрушку, возвратила ее Тэмми, при это показав ей, что отнимать игрушки не разрешается.

Не все родители согласны с тем, что есть какой-то смысл в ограничениях для пятимесячного ребенка. Но повторим еще раз: если ребенок делает нечто, чего родители не одобряют, то установить соответствующие возрасту и ситуации ограничения следует. В приведенном примере мать вмешалась в действия ребенка без гнева и раздражения, с сознанием того, что ребенок нарушил правила общения и такие нежелательные поступки не следует разрешать.

Годовалую Джейн, как и большинство детей ее возраста, постоянно привлекало то, чем владеют другие. Как-то раз она потянулась к моей чашке кофе, я не разрешил ей взять, попытавшись объяснить ей, что кофе горячий и вообще не для детей. Она тут же обратилась к матери, показав, что хочет соку.

Общение со сверстниками у Джейн складывалось непросто. Она была очень настойчива, могла толкнуть, отобрать игрушку и при этом легко сердилась. Однажды она попыталась отнять кошелек, принадлежащий Тэмми. Тэмми не отдавал, и Джейн настойчиво тянула его к себе и сердито требовала его у Тэмми, который в конце концов вынужден был отдать ей кошелек и заплакал.

Мать Джейн сначала просила девочку не вести себя таким образом с Тэмми, потом ей пришлось повысить голос. В конце концов, когда Джейн таки отняла у Тэмми кошелек, мать подошла к девочке, отняла у нее кошелек и вернула его Тэмми, сердито укоряя Джейн за ее поведение.

Появляется необходимость в ограничениях — их надо устанавливать, считаясь с возрастом и психобиологическими особенностями ребенка. Наши исследования показывают, что для большинства детей этот момент наступает примерно к шестимесячному возрасту, однако временами нужда в ограничениях возникает и раньше. Выявленный нами психобиологический всплеск агрессивности (см. главу 1), которая сопровождает процесс взросления, соответствует именно этому возрастному периоду и именно с этого момента возникает нужда в ограничениях.

По нашим наблюдениям, родители чувствуют дискомфорт, устанавливая ограничения для маленьких детей, так как повторять свои требования им приходится не раз. В случае с годовалой Джейн мать вышла из себя и рассердилась потому, что на протяжении четырех или пяти месяцев пыталась повлиять на поведение девочки, но та не реагировала на ее требования. Чтобы настоять на своем, ей пришлось применить силу и заставить свою прелестную дочь подчиниться.

Наблюдая подобные случаи, мы пришли к заключению, что поведение ребенка диктуется врожденными особенностями, а врожденных механизмов контроля такого поведения не существует. Появление механизмов контроля связано с развитием определенного опыта и силой внутренних побуждений. Если опыт мал, а силы велики, то родителям придется приложить немало стараний, чтобы дети усвоили их требования. И поскольку интериоризация (переход извне внутрь) требований и контроль над внутренними побудительными силами — дело времени, то установление ограничений также длительный по времени процесс.

Если быть честными с собой, то следует признать, что и нам самим не очень нравится, когда нам указывают, что следует делать, а чего не следует. Это утверждение справедливо для всякого, кто не привык что-либо делать против своей воли. Мы рождаемся с внутренней установкой делать и иметь то, что мы хотим. Поэтому и требования матери очень часто противоречат желаниям ребенка, здоровому нарциссизму и его стремлению к независимости поведения без контроля с чьей-либо стороны. Именно поэтому процесс установления пределов разрешенного оказывается длительным, требующим усилий и напряжения как от ребенка, так и от родителей.

Еще одно замечание к вопросу о том, когда устанавливать ограничения. Поскольку с ограничениями приходится сталкиваться значительно чаще, чем того бы хотелось и родителям, и ребенку (а повторение с неизбежностью надоедает), то конфликты не должны восприниматься как нечто экстраординарное. Их негативное воздействие нейтрализуется целесообразностью и необходимостью ограничений. Излишняя строгость контроля будет восприниматься ребенком как посягательство на его внутренний мир, на его желания. Дети, без сомнения, способны различать, какие ограничения являются необходимыми, а какие нет. Может быть, это нелегко дается годовалому ребенку, но не составит труда для восьмилетнего. Как и во всех других случаях, о которых мы говорили здесь, родителям нужно руководствоваться благоразумием, устанавливая ограничения, только когда они необходимы.

Это правило касается и отмены ранее установленных ограничений.

sonya004 Мать запретила своему четырехлетнему сыну играть на улице с пришедшей в гости двоюродной сестрой, поскольку он мог испачкать свою одежду. Но, убедившись, что одежда и так не очень чистая, она передумала и разрешила мальчику пойти поиграть на улицу. Мальчик обрадовался до слез!

Многого можно достичь, честно пересмотрев свое прежнее решение и разрешив ребенку то, что было запрещено раньше. Наш опыт показывает, что дети способны по достоинству оценить такую перемену в намерениях родителей. У ребенка возрастает доверие к родителям, он уже не воспринимает ограничения как подавление его воли — весь наш опыт наблюдений разных ситуаций в отношениях родителей и детей свидетельствует об этом.

Как устанавливать ограничени
я

Как уже сказано, установление ограничений определяется возрастом ребенка и ситуацией. Следует также добавить, что ограничения должны соответствовать психобиологическим особенностям развития ребенка и его состоянию. Совершенно естественно ожидать разные реакции, устанавливая запреты детям, когда им семь месяцев, семь лет или четырнадцать. Разной будет реакция и в случае, когда семимесячный ребенок, засыпая, кусает сосок материнской груди или когда трехлетний ребенок в бодрствующем состоянии, рассердившись на товарища по играм, укусит его.

В соответствии с ситуацией требуется различный подход и к полуторагодовалому ребенку. Одно дело, когда он отбирает игрушку у другого ребенка или пытается выдернуть из розетки шнур кондиционера, и другое, когда выбегает на проезжую часть улицы.

В зависимости от психологического развития ребенка — податлив ли он или, напротив, своеволен, трудно управляем, — родители должны менять тактику установления ограничений. Если ребенок легко поддавался установлению ограничений или его поведение не заставляло родителей слишком часто напоминать ему о запрещениях, то родители могут себе позволить быть менее требовательными, более свободными в выборе способов ограничения и давать ребенку больше возможностей к ним привыкнуть. Однако если ребенок, несмотря на запрет открывать шкаф, где хранятся средства бытовой химии, или влезать на стоящий у плиты стул, или стаскивать в кучу вещи, опустошая шкафы, все-таки делает это, то в таких случаях необходимо применить более строгую систему и последовательность установления ограничений. Здесь мало предупредить ребенка о наказании. Родители должны выражать свое неодобрение его поведением в более убедительной форме, решительно пресекать повторные попытки, а при необходимости и наказывать ребенка.

Поскольку ограничения нужны не для того, чтобы обидеть или без нужды понизить активность ребенка, а для того, чтобы оградить его от опасных последствий, ограничения должны быть ясными и понятными. Поэтому вряд ли принесет удачу обращенный к ребенку вопрос, не пожелает ли он выполнить просьбу мамы. Ребенок поступает так, как желает он сам, а не так, как того хочет мать. Лучше в доступной и уважительной форме попросить ребенка сделать то, что вы хотите.

Следует проводить четкое разграничение между настойчивостью и враждебностью в отношении к ребенку. Если ребенок сопротивляется установленным ограничениям, родительская настойчивость может сопровождаться нетерпением и злобой. Этого не следует допускать. Настаивая на своем решении, мать дает понять ребенку, что не отступит от своих требований. Когда же в голосе матери слышится злоба, ребенок пугается и перестает понимать смысл запретов. Поэтому нельзя путать враждебность с твердостью и ясностью ограничений. Причем твердость должна нарастать с каждым повторением вплоть до того, что вы открыто показываете ребенку, что вы действительно рассержены.

Гнев, возбуждаемый поведением ребенка, может оказаться весьма полезным при соблюдении определенных условий. Если ребенок сопротивляется попыткам установить какое-либо ограничение или повторяет то, что вы запрещаете ему делать, например, выбегает на проезжую часть улицы, гнев усиливает вашу твердость. Здесь нет времени на дипломатию и улыбки. Гнев дает понять ребенку, что он зашел слишком далеко, что его поступки совершенно неприемлемы, за что он должен будет расплатиться. Гнев в разумных дозах не является деструктивным. Деструктивны враждебность, ярость, стремление унизить ребенка, показать ему, кто над ним хозяин.

Устанавливая ограничения, следует объяснять ребенку, почему вы это делаете: "Нельзя отбирать игрушку у Тэмми, так делать нехорошо. Ведь ты расстроился бы, если бы Тэмми забрал твою игрушку". Но бывают исключения. В кризисной ситуации, когда игрушкой у ребенка вдруг оказалась электрическая розетка, вы должны ограничить сначала его действия и только потом пускаться в объяснения. Так же следует поступать и в том случае, если ребенок плохо усваивает ограничения. Причины запретов, как и последствия их нарушения, в любом случае должны быть объяснены ребенку в доступной форме. Не понимая смысла ограничений, ребенок может чересчур болезненно воспринимать требования родителей. Вот почему полезно помнить, что, ограничивая активность ребенка, нельзя подавлять в нем чувство собственного достоинства. В иных случаях болезненные реакции на подобный стиль пробуждают у ребенка враждебность по отношению к родителям.

Чувство вины, возникшее после того, как вы запретили ребенку делать что-то, сигнализирует о несправедливости вашего шага, потому что, если родитель делает то, в чем он на сто процентов уверен, он обычно не чувствует себя виноватым. Если ребенок вас расстроил и вы на него сердиты, постарайтесь не давать себе воли в наказании ребенка, не позволяйте ярости одержать победу над любовью к нему. Каждый из нас иногда приводит в ярость того, кого любит. Однако следует помнить, что выражение враждебности и ярость неизбежно привнесут в нормальный процесс установления ограничений чувство вины. А это с той же неизбежностью снизит эффективность воспитательных действий.

Твердое запрещение гораздо быстрее будет усвоено ребенком, чем упреки, злоба или отказ в его просьбе.

Не исключено, что вам придется настаивать на одних запретах и отменять другие. Благоразумие требует делать и то, и другое. Если установленные ранее ограничения уже не являются необходимостью, надо отказаться от них. Вы ничего не потеряете, если снимите запрет при определенных условиях. Но не следует отказываться от установленных ограничений, если они не усвоены.

Трудно ли поддерживать установленные ограничения? Ответ зависит от многих факторов — от характера ребенка, его возраста, ситуации и истории развития. Обычно, запрещая что-либо, мягко объясняют ребенку причину запрета. Если ситуация повторяется, степень твердости должна возрастать, а обращение становиться строгим. Следующее повторение должно содержать предупреждение о наказании, если без этого не удастся урегулировать ситуацию. Наказание — это тоже повторение и реализация предупреждения. Далее родители либо насильно удаляют ребенка из затруднительной ситуации, либо лишают какой-либо привилегии, либо (в зависимости от взглядов родителей на этот вопрос) шлепают по мягкому месту.

Мы далеки от того, чтобы настаивать именно на такой последовательности действий при нарушении установленных запретов. В определенных ситуациях с самого начала необходима