Главная / О нас / Колонка редакции / «Непонятный ребенок»

«Непонятный ребенок»

Екатерина: Сегодняшняя лекция «Непонятный ребенок». Вызвало ли это название какие-то ассоциации, мысли, вопросы, непонимания?

Родитель 1: Меня всегда поражает, когда родители точно знают, кем будет их ребенок. Я ловлю себя на том, что этого совершенно не понимаю.
Родитель 2: Мне кажется, что все дети немного недослышанные, потому что времени нет, соответственно, и немножко недопонятые.
Родитель 3:Мне кажется, что каждый человек даже сам себе не до конца понятен, каждый человек непрозрачный, и в этом я не вижу никакой проблемы.
Родитель 4: Для нас эта проблема очень актуальна. У нас есть одна загадочная девочка: она внешне на нас совершенно не похожа, она самая уязвимая, принимающая на себя всё; чувствуется, что она понимает, что она другая, и очень старается влиться, старается делать то, что от нее хотят. Для меня это ребенок-инопланетянин, и я не понимаю, какие у нее задатки, чего она хочет, хотя видно, что она очень социально одарена.

Екатерина: Действительно, случается, что про большинство детей понятно, кто на кого похож, и что с этим делать, но бывают такие, про кого это совершенно непонятно.

Родитель 5: У нас тоже есть такой ребенок, который не похож на остальных, который делает все как-то иначе, и это не проблема, но некоторые сложности иногда возникают или, скорее, возникает удивление.

Екатерина: Хорошо, когда родители удивляются, когда ребенок вызывает у них изумление, потому что на такой позиции может оказаться любой ребенок вообще или же просто вошедший в полосу возрастных изменений.

Родитель 6: Мы решили, что «непонятный» - это ребенок, с которым все не так ясно, не так просто, а такими бывают все дети периодически, потому что меняются.
Родитель 7: Мне больше непонятны возрастные моменты, а не сам ребенок.
Родитель 8: У меня есть ребенок, который непонятен именно мне, хотя папе вполне понятен. Со временем я приучила себя к мысли, что это просто другой ребенок, и обращаюсь за помощью к папе, если возникают сложности.
Родитель 9: Для меня все мои дети непонятные. Я вообще удивляюсь, что у них в голове, какие они удивительные, но как-то не пытаюсь их специально понять.

Екатерина: Мне кажется, важно осознать, что делает с родителями то или иное поведение детей, которое вам в какой-то момент сложно прочитать, понять, понять, что из него последует. Нигде не сказано, что ребенок должен быть понятным и предсказуемым, легко прогнозируемым. Есть ощущение, что, на уровне общественных ожиданий, мы про детей будем все понимать, все знать. Если возникает поведение, которое родителям понятно, но непонятно тем, кто сталкивается с ребенком на внешнем уровне – воспитателям, учителям, во дворе, - появляется мысль, что, наверное, ребенку плохо, а раз ему плохо, то, наверное, он недополучил внимания. Работает мысль, что в любом непонятном поведении ребенка «виноваты» родители, поскольку именно они отвечают за его состояние и поведение.

Родитель: У нас была ситуация, когда наш второй ребенок пошел в детский сад в возрасте 6 лет. Он родился сложный, эмоциональный, был драчливый, но к шести годам нам удалось с этим справиться, и он стал понятливый и послушный. Когда он пришел в детский сад, где была уже сформированная группа, его не приняли. Нам пытались объяснить, что он не такой как все, что его надо оставлять в саду на целый день, чтобы он умел справляться со своими сложностями, Полгода мы старались перетерпеть, но пришлось все-таки забрать. И все это время нам пытались объяснить, что он не такой, что виноваты мы, что мы его не смогли верно воспитать, и он не умеет отстаивать свою точку зрения.

Екатерина: Да, это действительно звучит, как то, что родители не довоспитали ребенка, потому что в семье много детей, и внимания на всех не хватает. К таким детям может прилипнуть приставка «недо», и даже не к детям, а к семье. На семью может клеиться лейбл, что ребенок нестандартный, ведет себя не так, как все (которые с трех лет в детском саду), а слово «недо» будет относиться к родителям. И только люди с высокой степенью защиты, или уже научившиеся, или никогда не страдавшие тем, что прислушиваются к мнениям извне, от этого не страдают. К кому-то из вас пыталось прилипнуть слово «недо»?

Родитель:Еще как! У нас перманентная ситуация с соседями снизу, от которых я слышала, что мы просто семья уродов, потому что мы прыгаем, стучим, играем на пианино и кричим. Вызывали милицию, велись разговоры в открытую. Она говорит: «А вы что не можете их успокоить? У меня ребенок не делает так». Но проблема даже не в том, что мы все шумные. У нас всех заводит один ребенок, без которого всё хорошо и тихо, а когда он появляется, все сразу ссорятся и ругаются.

Екатерина: Есть ли те, кто живет в квартирах, но не сталкивался с темой соседей снизу?

Родитель: У нас в роли соседей снизу выступает наша бабушка, которая переживает за соседей снизу. Как только начинается движение в квартире, бабушка выходит из своей комнаты и начинает ругаться: «Вы что, с ума сошли? Сейчас же люди придут!».
Родитель: А я вот сама была в роли этих самых соседей. Однажды за стенкой у соседей младенец орал сорок пять минут без перерыва. Стенки в квартире тонюсенькие, и впечатление, что он орет прямо в соседней комнате. Ко всему прочему там еще лаяла маленькая собака. Моя нервная система не выдержала, и я думаю, что иногда соседей тоже можно понять.

Екатерина: Вы пошли разбираться? Идея обвинить была у вас?
Родитель: Нет, разбираться не пошла, и идеи такой не было.

Екатерина: Соседи – это наше ближнее окружение. Мы можем не знать, как их зовут, чем они живут, кем они работают, но это наше ближнее окружение. Семья с несколькими детьми производит звуки, и это нормально. Но городские квартиры не очень приспособлены для жизни с несколькими детьми, и это наша ситуация жизни.
Родитель:Меня, например, больше раздражают собаки, чем шумящие дети.

Екатерина:Раздражает то, что не ваше. Дети – своя ноша, которая вроде бы не тянет. Над нами, например, тоже живут собаки, звуки которых для меня чужеродны. А под нами живет соседка, «дама снизу», которая первое время говорила: «Я понимаю, вы испытание, посланное мне Богом», - потом она периодически переставала здороваться, начинала, взаимодействовала со старшими. Люди взаимодействуют с чужеродной для себя средой, и они не обязаны это все выносить с терпением. Но эта реакция часто вызывает в вас ощущение, что вы «недо»: у вас много детей, и они бегают и шумят, а было бы мало – они бы тихо сидели.

Родители: И так бывает не только в квартире. Мы живем за городом, и наша соседка тяжело переносит шум и беготню детей. Она уверена, что мы нарожали детей ей назло, и потому включает громко классическую музыку, которую вынуждена слушать вся улица целый день.

Екатерина: Да, общественный малосемейный, малодетный порядок нарушается.

Михаил:Эта тема имеет разные грани. Тема семьи вообще сейчас не очень понятна, но когда в семье есть ребенок, который ситуацию в семье как-то трансформирует, и она становится совсем непонятной взглядам извне. Эта непонятность находится на территории, не принадлежащей семье. Извне семья воспринимается как единое целое, где происходит что-то непонятное, а непонятный ребенок это ощущение еще более усиливает. Но это – реакция, скорее, на территории вокруг.
Кроме того, непонятность в семье бывает ситуативная, возникающая вследствие каких-то изменений в семье, и бывает непонятность по факту, по умолчанию, - когда ребенок просто другой. И еще бывает непонятность разных родителей: разные родители по-разному воспринимают общих детей; для одних они ближе и понятнее, для других совсем нет. И можно из внешнего обратиться к внутренним вопросам непонятности.

Екатерина: Еще пару слов про внешнее, когда «недо» возникает с внешней стороны. Есть широкий внешний мир, который, в целом, не очень хорошо понимает наш вариант семейной жизни, и есть семья, а в ней – какой-нибудь один, самый непонятный, элемент. Он, например, шумный, или очень тихий (есть дети, которые не здороваются), или привирает, или делает еще что-то, что не вписывается в общественные рамки поведения. И со стороны внешнего мира может быть не всегда хорошее отношение, на семью или на отдельного ребенка может быть направлено какое-то количество негативной реакции (это могут быть учителя в школе, если ребенок не успевает или ведет себя как-то странно, соседи, кто угодно). Может ли семья буферить, амортизировать это ощущение непонятности, «посылку», что вы «недо», потому что вас много, чтобы эти посылы минимально доходили до ребенка извне? Это один из стандартных ярлыков, который шьется, и с ним можно было бы разобраться прицельно. Достаточно ли у семьи иммунитета и средств, чтобы это сбуферить, чтобы это не прилипло к этой ее составляющей?

Родитель: У нас немножко другая ситуация. Я являюсь амортизатором для средней дочери со стороны старшей, потому что старшая говорит: «Она не такая. Я ее люблю, а она меня нет, потому что она не показывает своей любви. Я ее обнимаю, приношу ей что-то, а она нет. Она не такая».

Екатерина: А как вы это делаете? Как Вы амортизируете?

Родитель: Я говорю: «Да, тебе досталась не такая сестра, не такая, как ты», - и Ксюша плачет.

Екатерина: У нас в семье есть ребенок, который знает всегда, как надо про всех других. Дело в том, что есть кто-то не такой, есть и элемент, который знает, какими надо быть другим.

Родитель: А как вы реагируете, если она начинает учить вас, например?

Екатерина: Иногда задевает, иногда смешно. Пытаемся понять, откуда ноги растут. Иногда то, что она «прорицает», звучит очень здраво и разумно, но, в целом, понятно, что это еще не очень зрелые суждения.

Михаил: Еще один сегмент нашей темы – это разные члены семьи непонятные друг другу. В семье, скажем, есть коммуникатор, который сводит всех на себя, и все через него могут общаться друг с другом, а без него не могут. Или, например, это не один коммуникатор, а два или три поля, взаимодействующие между собой, т.е. семья делится более причудливо. Получается какая-то другая структура внутри семьи, члены которой непонятны друг другу. Эта внутри семейная непонятность имеет причины, которые изменить никак нельзя – это факт, с которым надо жить спокойно. Люди родились такими, и эту непонятность (характерологическую или темпераментную) никуда не деть, ничего с ней не сделать. Понятнее от этого, конечно, не становится.

Екатерина:И этот непонятный сегмент склонен делаться козлом отпущения (или идентифицированным пациентом) – и внешней средой, и семьей. В семье не без урода, и для этого не обязательно быть многодетной семьей. Это может быть один или два ребенка, один из которых не принимается родителями сразу или постепенно, самими или с внешней помощью.

Родитель:Надо эти ярлыки снимать.

Екатерина: Так они сильно липнут: «Ну, ты как всегда…», «Как обычно…». Порой родителей это раздражает, и терпеть сложно.
Родитель: Мне кажется, каждый ребенок чем-то раздражает.

Екатерина: Есть те, которые это делают систематически. Это очень сложная материя. Есть дети, которые очень понятны, близки, похожи, оправдывают надежды и ожидания родителей, попадают близко к десятке – полом, внешностью, какими-то способностями.
Родитель: А меня раздражает именно похожестью.

Екатерина:Мы склонны преувеличивать в этой области, сами можем надевать фильтры и вешать ярлыки. «Ждали девочку, а родилась свекровь», - трудно будет изменить отношение к ребенку, которому изначально прилепили такой ярлычок.
Часто от усталости и перегруза в позицию непонятного становится кто-то менее удобный. Например, первый ребенок плохо спал в младенчестве, а второй спал хорошо, и первый может восприниматься как мучитель по жизни, хотя он уже давно спит, а второй – как хороший.
Родитель: Это вещи, которые сложно корректировать.

Екатерина: Был ли кто-то среди вас, кто рос в позиции непонятного, инородного, странного человека в своей семье?

Родитель: Я была в такой позиции, но меня всегда от всех защищал папа. У меня старший ребенок тоже в подобном положении. Все окружающие сразу посылают его в кадетский корпус («там из тебя человека сделают»), и мы теперь его панически боимся. Мне кажется, что непонятность наших детей связана с тем, что они сами в себе разобраться не могут. Есть дети, которые знают, чем хотят заниматься, в какой кружок ходить, что делать. Если ребенку сложно определиться, если он еще не дозрел, он сам себе непонятен и окружающим непонятен.
Родитель: Да, есть ощущение, что наш непонятный ребенок сама не знает, чего хочет. А нам сложно помочь, потому что это все же самостоятельный процесс.

Екатерина: Возможно, это еще одно из ожиданий – ожидание, кем хочет стать ребенок, что ему надо. Если ребенок очень рано знает, чего он хочет, это, скорее, исключение, а не правило.
Родитель: Наш ребенок не знает чего-то даже об очень маленьких вещах, т.е. не знает, как поступить в простых ситуациях, не говоря о сложных. А если еще окружающие требуют от мальчика определенного набора качеств, а он совершенно не такой, то возникают сложности.

Екатерина: В такой ситуации нужна большая доля поддержки от родителей. Как бывают задачи повышенной сложности, требующие особого подхода, так вполне может быть и такой ребенок, или же ребенок может входить в какой-то возраст или период жизни. И в этом нет ничего, компрометирующего вас как родителя или семью.

Родитель: У меня, по-моему, ситуация противоположная. Мой ребенок четко знает, чего он хочет, но эти хотения настолько противоречат какой-то разумной логике. Сложно противостоять его воле, и она непредсказуема. Сейчас, например, он настойчиво убеждает нас, что необходимо ехать в Америку – и так, что я уже чуть ли не ищу возможные варианты.

Екатерина: Все знают, что многие люди, которые стали потом неординарными личностями, доставляли родителям очень много проблем. Не факт, что из него получится что-то неординарное, но так бывает.
Родитель: Я в детстве тоже была непонята, и родители подтверждали, что я с раннего детства была для них непонятна. Я была непослушным ребенком и еще социально не успешным – в классе, в детском саду. Так оценивали и окружающие, и я сама.
Родитель: Я была понятна родителям, до того момента, как начала мыслить самостоятельно. Пока я следовала четким указаниям: в какую школу идти, чем заниматься, - я была понятна. Как только я вышла замуж и векторы стала сама выбирать, я стала абсолютно для них непонятна, а они стали требовать, чтобы я следовала определенным правилам.

Михаил:Здесь непонятность связана со входом в активную фазу жизни.
Екатерина: Но за этим стоит мысль, что мы должны каждого ребенка понимать, а он должен соответствовать тому, что мы про него понимаем. Понятность как предсказуемость, как прописанность долговременных выборов (про высшее образование, например).

Родитель:Было верно замечено, что родители понимают ребенка до какого-то времени, потом он становится непонятным или не понимаемым. Мне кажется, понимание - это не факт, а процесс, и процесс взаимный. Рассматривать понимание, как сейчас понимаю, а потом нет, - большая ошибка и упущение. Ребенок замыкается в себе, когда он чувствует недопонятость родителями. Нужно идти вдвоем, чтобы восприятие ребенка было таковым, что он видит себя нужным и понимаемым родителями в любое время, даже если что-то непонятно. Он должен чувствовать, что всегда найдется человек, который выслушает его и постарается понять, т.е. чувствовать постоянную точку опоры. Этого будет уже достаточно.
Родитель:Может быть, не обязательно понимать, главное, - принимать.
Родитель:Дети – это тоже люди, люди разные, которые имеют право на разный характер, также как и родители имеют право их не понимать. И, наверное, естественно, что какие-то дети раздражают, а какие-то нет. Как и люди.
Родитель:Важно в семье сохранить тепло.

Екатерина:Главное, чтобы не включилось в голове ожидание, что, раз мы это родили, то должны всегда понимать и нести полную ответственность за его выборы.
Родитель:Но часто дети провоцируют родителей что-то делать…
Родитель:Да, важно сохранить себя в каком-то позитиве и принять детей такими, какие они есть.

Екатерина:Это не будет просто, и вам это не будет ясно; это не будет так, как у вас получалось с другими детьми. Надо понять, что с этим конкретным человеком возможен не дисгармоничный интервал, который не будет звучать вопиющим диссонансом.
Часто бывает, что второй родитель или кто-то из близких не находится в подобном непонимании с непонятным ребенком, т.е. понимает его лучше и больше. Может быть, смотря на то, что он делает, можно чему-то научиться. Надо находить то, что может вам подсказать, как найти правильный интервал.

Родитель:У меня – мальчишеский вариант непонятого ребенка.У меня была старшая сестра, с которой никто не занималась, и она была отличница. Появился я – ничего не делает сам. Мама с золотой медалью, сестра – отличница, а я – оболтус, который почему-то не хочет учиться. И в таком качестве я так и жил, пока не появилась своя семья. Моей маме всю жизнь было непонятно, почему я такой, мол, сестра делает, почему же я не могу. Хотя я тоже делал.

Екатерина:Вопрос, где у семьи проставлена галочка «так по умолчанию». По умолчанию человек должен делать уроки сам. По умолчанию нужно с охотой заниматься музыкой или рисованием. По умолчанию он должен любить гулять или следить за порядком (есть суп или кашу, развиваться, читать). Для семьи это очевидно. И тут появляется тот, для кого это не очевидно. И тут гораздо проще сказать: «Ты не такой», - чем перестроить или расширить рамку восприятия.

Родитель:У нас первый ребенок очень сложный, но он и очень понятый. Как только пошли сложности, сразу начались попытки осознавания, почему он такой, чего он хочет. И именно эта сложность его привела к тому, что сейчас он какой угодно, только не непонятый.

Екатерина: Это похоже на позитивный ответ. А может быть и другой: да урод он просто; в семье не без урода.


Родитель:Но почему он должен быть таким, каким мы хотим? Он должен быть таким, каким он растет, и все.
Родитель:Вычитала в хорошей книжке, что потенциал принятия инаковости человека у всех разный, но он тренируется. Его можно развить сознательно, если об этом сознательно думаешь и пытаешься больше принять другого человека. И это получается – принять другого, каким бы он ни был. Некоторым дан дар -принимать других людей (моему мужу, например). Я так не могу, но я поняла, что это можно развивать в себе, в том числе, и с детьми.

Михаил: С другой стороны кажется, что нормальным является состояние претыканий - не обязательно все вышеупомянутые вещи нормально проходить. Но, в конце концов, к чему мы придем? Это, может быть, станет видно через десять, пятнадцать, двадцать лет. Но ситуации каких-то непонятностей бесконфликтно не проходят, т.е. они могут быть. Одно из наших достоинств – зачастую порождать эти конфликты. Моя мама – золотая медалистка, которая поучилась в МГУ на разных факультетах, а я в первом классе еле-еле прописывал буквы, а потом был троечником. Немыслимо для золотого медалиста иметь такого вот дебила, у которого кривые линии, и который ошибается в простейших математических действиях. Через что надо пройти человеку, чтобы это принять: да, это мой родной ребенок, первенец, и он – дебил и троечник. В конце концов, мои родители пришли к какой-то мудрой позиции, спустя годы, и мое состояние тоже изменилось. И сам теперь понимаешь, как ей было трудно тогда. Поэтому конфликты, трения – это нормально. Важно, в каком направлении они развиваются: в направлении углубления сложностей, в направлении конфликта, или через тернии выруливают в более-менее нормальную ситуацию. Важен вектор.

Екатерина: Вопрос – как вообще воспринимается ребенок. Женщина его вынашивает, рожает и думает, что, вследствие этой тесной связи, все с ним должно быть очень понятно. Это существо имеет непосредственное отношение к нам – мы поспособствовали его появлению в этом мире. Что из этого следует, по умолчанию? Ожидания у всех разные.
Если семья решается на единственного ребенка или может себе позволить второго, то внимание будет равномерно распределено между ними. У многодетных иначе – там у каждого какая-то своя песня по поводу того, что мы думаем о детях: что они из себя представляют, что они должны вследствие нашей с ними родственной связи. И могут быть позиции самые разные. Одни позиции позволяют принять непонятность, отличие, другие не позволяют.
У психологов есть термин «нарциссическое расширение». Ребенок – это нарциссическое расширение родителей. Мы собой довольны, а дети – это что-то, чем мы должны быть еще более довольны. Это очень сложное понимание ребенка, если мы понимаем его как некое нарциссическое расширение. Если вы бывали на родительском собрании в школе, вы знаете, что там ожидания от этих нарциссических расширений там клубятся пышными парами: «Вы моего не спрашиваете!», «Моему не дали роль в спектакле!». Слышали вы такое?
Родитель:Мы больше слышали, что должны по всем статьям: проверять, контролировать, спрашивать, а ребенок должен быть успешным – как будто мы растим президентов.

Родитель:А я слышала, как родители спрашивали учителя: «Что бы нам еще такое почитать, выучить, ответить, чтобы у нас была не четверка, а пятерка?»

Екатерина:Да, этот навязываемый подход, ориентируемый на внешний мир, изнутри может очень сильно подкрепляться.

Продолжение следует...

Авторская колонкаЕкатерины Бурмистровой. Короткие эссе на актуальные темы. Ждем Вашего отклика и участия



Группа Семья Растет на Facebook!

Нам очень важно знать Ваше мнение. Пожалуйста, напишите что вы думаете об этом.

Последние Комментарии



  • Гость

    verba-knt05-08-16 09:45:19

    А если ребенок ворует, не успевает в школе,и все время молчит, а самое главное, что никакие усилия родителей не могут изменить его поведение (усилие=физич наказание от папы, папа -- глава семьи его мнение не оспаривается), так вот это еще "непонятный ребенок", или "родители недоработали" (младший из 6, остальные в той или иной степени "понятные")

    Все уже выросли,мне так сказать интересно ваше мнение о ситуации, чтобы лучше понять мысль.

Гость
Имя* (4 символа мин.)
E-mail* (не публикуется)
Сообщение:

Вычислите:
тpидцaть вoceмь плюс вoceмь
(Ответ цифрами):

комментировать



Теги: дети  сложный характер  непонятный характер 

Бурмистрова Екатерина Алексеевна

Интервью про воспитание ребенка и жизнь семьи

добавить статью
Идеи для обустройства детской зоны на дачном участке.

Большинство детей проводят лето на даче, поэтому хочу вам предложить некоторые идеи, которые помогут вам с пользой и интересом провести это время.

добавить статью
Еда не впрок: продукты, которые нельзя давать на завтрак ребенку

Завтрак – пожалуй, один из важнейших приемов пищи. Он обеспечивает нас необходимыми питательными веществами, заряжая силой и позитивом на весь день. Для ребенка, которому предстоит высокая умственная нагрузка в школе или интенсивная физическая нагрузка в спортивной секции, утренний прием пищи просто незаменим.

добавить статью
Как помочь ребенку выбрать профессию?


Очень сложный вопрос. 

Склоняюсь к специализированным программам, вот сегодня нашла объявление: 
"Школа Успеха Фонда Русской Экономики (FONDRE) открыла набор на новую п

добавить статью
80+ книг для детей 7-11 лет

Предлагаем вам список книг, которые было бы хорошо прочитать каждому ребёнку за время обучения в начальной школе. Он, как и все подобные списки, далеко не полон и весьма субъективен. Эти книги никак не связаны с программой по литературному чтению. В списке сознательно даны произведения современных авторов и тех писателей, которые мало издавались во времена нашего детства. То, что принято называть классикой детской литературы, известно всем, и вы легко можете сами предложить эти книги своему ребёнку. А то, что написано уже после того, как мы с вами перестали быть маленькими, часто проходит мимо нас, взрослых.

добавить статью
Летние поделки с детьми своими руками

Счастливое летнее время для детей – каникулы, свобода, прогулки, игры, поделки, творчество! Сегодня мы остановимся на поделках своими руками, которые актуально мастерить с детьми летом.

добавить статью
Поговорим о ювенальной юстиции

Что такое ювенальная юстиция и какие изменения в жизни семьи она несет.

добавить
Безмолвный крик. Фильм об абортах.

Изображение 12-недельного ребенка появляется на ультразвуковом экране. Мы видим, каким образом совершается аборт на сроке беременности в 12 недель. А сейчас мы увидим фильм - впервые сделанную в реальном ультразвуковом изображении запись аборта.

добавить
Журнал

журнал многодетная семья
Продолжается подписка на журнал "Многодетная семья" на 2011 год.
Подписаться можно по каталогу «Роспечать» во всех почтовых отделениях, или заполнив форму на нашем сайте.

добавить журнал

Гость
Екатерина, здраствуйте.
Много наслышана о том, что Вы прекрасный специалист и как вы помогаете людям! Но, к сожалению, у меня нет возможности попасть к Вам на приём - поэтому пишу здесь.
Мне...

Бурмистрова Екатерина
Подробно отвечу вам обязательно в течении 2-3 дней - сейчас нет возможности, а второпях не хотелось бы. Что могу предложить: во-первых посещать мои лекции в "Рождестве" "Нежный возраст" можно бесплат далее...

Задайте свой вопрос

Роды без страха, Грантли Дик-Рид

Страх перед предстоящими родами всегда беспокоил будущих мам. Зачастую этому способствовала и сама медицина, утверждавшая, что роды без боли невозможны. Выдающийся английский врач Грентли Дик-Рид доказал, что это не так. Его открытие стало настоящей революцией в медицине. Для безболезненных родов важны не только физическая подготовка организма, но и правильный психологический и эмоциональный настрой будущих мам.

добавить
Новостная рассылка
Подписаться на новости
подписаться
Последние комментарии

46/0.0620794296265 0.0953738689423